4 мая 2017 г.

Спикерское выступление Надежды, гр. Родник

 Я мать сына, зависимого от  наркотиков и алкоголя уже более 15 лет. Пришла я в Нар-Анон 2 года назад по рекомендации сотрудников реабилитационного центра (РЦ), куда мы с мужем отправили своего младшего сына. До этого мы не знали о Программе «Двенадцать Шагов». Наш сын после года пребывания в РЦ, живя в другом городе, продолжает употреблять вещества, изменяющие сознание.

Когда мне предложили рассказать на дне рождения группы о моем выздоровлении от созависимости по программе «Двенадцать шагов», я отказывалась, потому что считала, что я плохо выздоравливаю, очень недовольна собой и считаю, что мой опыт не будет полезен другим. Но группа уверяла, что полезен любой опыт, даже отрицательный. Я благодарна сестрам, потому что была вынуждена провести более глубокий анализ своего духовного состояния, лучше разобралась в своих  основных недостатках, обнаружила в себе изменения к лучшему и определила ближайшие задачи на пути моего дальнейшего выздоровления. Сейчас я воспринимаю  свой сегодняшний рассказ,  как подарок моей Высшей Силы за те действия, которые я предприняла за 2 года моей работы по Программе «Двенадцать Шагов».
Я стала вспоминать, какой я пришла в первый раз на собрание и зачем.  Конечно, я хотела знать, чем  я могу помочь сыну, потому что мне сказали, что в группах самопомощи родственники зависимых работают по той же Программе «Двенадцать Шагов», что и зависимые, работают, чтобы лучше понимать и правильно общаться с ними во время и особенно после реабилитации, чтобы тем самым способствовать, а не препятствовать выздоровлению зависимых. Это, конечно, в первую очередь, потому что, что только не сделает мама для своего  больного сына! А то, что наркомания – это неизлечимая болезнь, мы с мужем знали всегда и были в отчаянии. Не знали только, что это семейная болезнь. Пытались его спасать, спасать его семью, спонсировали его и их деньгами и, как мы сейчас понимаем, способствовали его употреблению, подпитывали его болезнь. Сын в последние года 2 в принципе соглашался на лечение, даже доходило до договоренностей с врачом о встрече завтра, но заканчивалось это намерение всегда употреблением, и даже не всегда комфортным - с травмой позвоночника, с автоаварией, арестом и т.д.
Затянувшаяся трагическая ситуация привела меня к психотерапевтам и психиатру. Я чувствовала, что они не могут мне помочь, но я пользовалась их рецептами транквилизаторов и как-то существовала. Спала очень плохо, истерила дома в общении с мужем и старшим сыном. На работе стало неинтересно, плохо справлялась с ситуациями, требующими терпимости и выдержки. Люди стали меня раздражать. Изолировалась от друзей и знакомых – Мне стало некомфортно общаться с ними. Родственники, знавшие о проблеме, упрекали нас в попустительстве и  советовали оставить зависимого на произвол его судьбы, что казалось нам кощунством. А теперь я вижу, что народная мудрость не хуже хорошей программы, ибо они говорили дело. Я ушла на пенсию, потому что мне уже ничего не хотелось, а могла бы работать, и работу свою раньше любила.
В качестве реального выхода из моих постоянных страданий и страхов за зависимого видела только один – умереть. Плакала постоянно и везде. Самое трудное время – ночь без сна с ужастиками моего безумия и одержимости.
Придя впервые  на собрание и рассказывая о себе, плакала, плохо понимала, о чем говорят, но была тронута вниманием ко мне. Для меня записали номера телефонов, по которым предложили звонить. Я не звонила, но смотрела на них, и мне уже становилось легче. А потом один из написавших свой телефон стал моим наставником. Я быстро поняла, что у меня нет другого варианта хоть как-то разобраться в ситуации с потреблением сына и выжить, как  только работать по Программе «Двенадцать шагов».
  И я одержимо окунулась в Программу, хотела сразу идти по шагам. Но  меня отфутболивали: «Времени мало прошло, походи в группы. Почитай Большую книгу». Не было еще в нашей группе людей, готовых к наставничеству. Я уехала на месяц к родственникам с ежедневником и большой книгой, мечтая о спасительной Программе. По возвращении в Омск быстро за полгода прошла Двенадцать шагов.
И вот теперь я поняла свою первую ошибку в работе по Программе. Я полагала, что меня спасет знание Программы. Я всю жизнь что-то изучала, сдавала экзамены. Считала себя более или менее способной к восприятию всего нового, непредубежденной. Да, мне не все нравилось в Программе, например, девизы «Не усложняй», «Не спеши».  Но особенно раздражал призыв наставника: «Не думай, а делай!» Я спорила, указывала на девиз «Думай!» Видела  какие-то свои дефекты, которые даже не относила к явным дефектам, вроде трудоголизма, перфекционизма, зависимости от чужого мнения, жалости к себе и др. Зато отрицала свои эгоизм, своекорыстие и гордыню, приводя множество примеров моей якобы «любви» - заботы о ближних. От всех в семье я, конечно, требовала такой же самоотдачи  и труда беспросветного и по выходным, и по праздникам, и в отпуске. Народ так жить не хотел и не делал даже самого необходимого, потому что это необходимое делала я. Я была всегда недовольна, раздражена и не понимала, что не живу сама и не даю жить другим. Мой муж всегда мне говорил: «Сделай добро ближним – оставь их в покое!»
Обнаружила я  мои эгоизм и своекорыстие в 4 шаге, когда анализировала свои обиды. Я увидела, что хотела навязать всем окружающим свое понимание жизни и поведения, свои ценности и способы решения проблем.  Кроме того хотела ну уж если не славы, то хотя бы  признания своей значимости как хорошей матери, жены, сотрудника. Правда, увидев это,  я все еще пока не осознала эти дефекты как те, которые особенно мешают моему здравомыслию. Только после осмысления высказываний сестер и братьев о сущности и проявлениях эгоизма и своекорыстия,  многократно услышанных мною на собраниях, я осознала, что в моем якобы заботливом поведении  и стремлении  угодить  всем проявлялись не любовь к ближним, но гордыня, эгоизм и своекорыстие, вызываемые разного рода страхами – прежде всего боязнью не понравиться окружающим. Да, да, я ведь хотела уважения, признания свои заслуг, любви и внимания других. Теперь у меня на холодильнике висит наш девиз «Живи и давай жить другим».
Очень большую роль в моем выздоровлении сыграли наши встречи с подспонсорной, которая появилась у меня через два месяца после прохождения мною Двенадцати Шагов. Эта молодая женщина звонит мне как спонсору почти каждый день и начинает разговор всегда, даже когда она звонит с целью попросить помощи, со слов: «Как у тебя дела?» И я вынуждена честно поделиться с ней своими чувствами и проблемами. И по возможности кратко. И по возможности, вспоминая об инструментах, которые позволят решить эту проблему, ведь я ее наставник. Часто она, слыша о проблеме со стороны, видит мои ошибки быстрее и лучше. Так что я и не знаю, кто больше кому помогает выздоравливать, я ей или она мне.
Много интересного узнала  я о себе в Программе. Вначале я категорически отказывалась признать своим дефектом гордыню, предполагая, что это понятие означает лишь явную демонстрацию своего превосходства перед другими людьми, высокомерие. И вот однажды  мы выбрали темой нашего собрания тему «гордыня», и я с большим желанием и интересом решила подготовить выступление об этом чувстве. В процессе подготовки выяснила, что  моя созависимость проявляется в частности в чувстве моей вины за употребление зависимым сыном наркотиков и алкоголя, постоянное недовольство собой, нелюбовь к себе вплоть до ненависти  и желания убить себя. Как оказалось, это тоже есть проявления гордыни, недоверия Богу, непринятия Его воли. Как такой человек может быть полезен другим? Как он может любить других, ненавидя себя?  Так на моем  холодильнике появился еще один девиз  Нар-Анона «Займись собой!». В Программе я  получила не только право, но и обязанность заботиться о себе и любить себя, для меня это звучит как «полюбить» себя. В идеалах для себя я написала: «Хочу ощущать себя одним из любимых творений божьих», хочу поверить, что Бог меня любит и приготовил лучшую для меня участь. До Программы я считала, что Бог меня наказывает непонятно за что, за грехи прошлой жизни, что ли, потому что не считала себя заслуживающей таких страданий.
  Теперь я понимаю, что очень важно принять себя такой, какая я есть, простить себя за ошибки, а потом исправить их. Я уже встала на путь полюбить себя, ведь мотивами моих отвратительных поступков были - сделать окружающих меня людей лучше, я ведь хотела для них лучшего, я хотела их изменить к лучшему. Для их же блага. И это доброе намерение, положительный мотив моего дурного поведения дает мне возможность и право простить себя. Простить и измениться самой. Один мой родственник, который вроде бы и уважает меня, однажды сказал: «И все-таки ты вредная, Надя», потому что его, который даже старше меня на 5 лет, я стала поучать, доказывая вредность курения для него - инвалида, болеющего  диабетом,  и особенно после  инфаркта. Конечно, вредная! Теперь я это понимаю, потому что мы не можем никому, включая зависимых, запретить жить так плохо, как человек хочет сам, а я все старалась всех изменить. Я хотела иметь силу Бога и играть эту роль для других людей. Мой первый шаг  - признание своего бессилия перед другими людьми – освободил меня от чувства вины и ответственности за других людей. Помочь – да, когда просят о помощи. Но брать на себя ответственность за других – значит брать на себя роль Бога.
Поняла значимость Высшей Силы в моей жизни – на нее надо полагаться, а не самой строить из себя всесильного Бога.
Я увидела еще один, пожалуй, самый большой мой дефект – если не полное отсутствие, то большой дефицит доброты и любви к людям. И вот теперь я вижу перспективу своего духовного развития в том, чтобы научиться любить себя и людей.
С ситуацией помогают справляться инструменты Программы. Особенно мой ежедневный довольно продолжительный (не менее часа, чаще и более длительный)  настрой на день. Пишу планы на день, постоянно посещаю свою семейную группу, часто и другие группы. К сожалению, кроме разговоров с моей подопечной я редко делаю звонки по 10 шагу и обращаюсь к моему спонсору, считая ее очень занятым человеком.
Вычитала в программной литературе, что, если ничего не помогает, служи. Да, поначалу не остается времени на негативные мысли, но, когда я  от одержимости контроля бросилась в одержимость Программой, а потом в одержимость служения, то опять впала в депрессию – напала лень, что мне раньше совсем не было свойственно. Спасибо сестрам из групп, которые меня останавливают в моей одержимости, предлагая заботиться о себе любимой и планировать удовольствия и отдых, и заниматься в Нар-Аноне тоже не тем, что непременно надо сделать, а тем, к чему лежит душа.  Наша духовная (божественная) Программа освобождает меня, наконец, от обязанности делать и любить - к делу и любви по желанию! Так, чтобы дело и любовь приносили счастье!
Сознаюсь, что ошибкой является и мое заявление, что я плохо выздоравливаю, медленно.  Или еще хуже – не выздоравливаю. А ведь мне ведь известно, что у каждого свой темп работы по Программе, что вершины недосягаемы, но что жизнь моя будет светлеть по мере продвижения к ним!  Пожалуй, отдам результат моей работы по Программе Богу, не буду роптать на себя, а буду делать только сегодня то, что могу и хочу, помня, что одно знание Программы не излечит меня, но только работа по ней и применение ее во всех моих делах. Программа проста для понимания, но жить по ней трудно. И я могу сказать, что, несмотря на срывы моего зависимого сына, жизнь моя улучшается.  Каждый день я прошу Бога убрать от меня негативные мысли, слышу от сестер о необходимости благодарности Богу, о необходимости научиться отыскивать,  за что его можно поблагодарить сегодня,  и я нахожу. Слезы жалости к себе посещают уже редко. Я не запрещаю себе иногда поплакать. И радуюсь, что это бывает иногда и недолго.

 Итак, если смотреть на этапы выздоровления: от осознания через принятие к изменению, то я, по крайней мере, уже осознала довольно большую часть своих проблем, очень немногие приняла, еще меньше изменила в себе что-либо. И еще раз спасибо Нар-Анону за возможность подвести какие-то предварительные итоги моего выздоровления, оценить некоторый свой прогресс на пути моего духовного развития. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий